Статьи и эссе

Вернись из воспоминаний

С фотографии смотрят синие глаза. Взгляд сосредоточен, лицо красивое, мужественное — мужское лицо. Это — Владимир Ивасюк. Он легко, одним пальцем, держит на плече куртку, а мне кажется, что это его тридцать лет, которые он прожил так ярко, в большой работе, в радости и страданиях.

Собирался стать врачом — окончил медицинский институт, вступил в аспирантуру. Имел большие способности к рисованию — поражают сделанные им три портрета отца, сестры Оксаны. Хорошо версифицировал — написал тексты к двум десяткам своих песен. Даже к чужой. Принимал участие в съемках фильмов, начинал как музыкант-виртуоз. Но с таким Ивасюком — кем тогда были бы мы без «Червоной руты»? Без «Кленового огня» и «Лета поздних георгин»? Бог одарил его щедро, от души, дал ему шанс выбирать самому свой путь. Он это сделал. И мы благодарим Судьбу, которая подарила нам такого творца.

Владимир Ивасюк, украинский композитор родился 4 марта 1949 года в городке Кицмане в семье учителей-филологов Михаила и Софии Ивасюков. Семейная педагогика молодой семьи строилась на полученном от родителей наследстве, определяющим в котором было стремление дать детям образование и научить честно — работой — жить в мире. В Кицмане того времени не было даже радио, поэтому не стоило надеяться, что о жизненных проблемах, о моральных основах и других делах дети смогут узнать из мультфильмов или от воспитательницы детского садика. Собственно, в семье Ивасюков это было бы лишним, так как обо всем у Володи было от кого узнать — от мамы и отца, от бабушки Александры, от дяди Дмитрия. Бабушка читать не умела, но одаривала маленького внука удивительными сказками, легендами, песнями, которых знала много и умела сочинять сама. Дядя Дмитрий учил мальчика слушать, понимать, беречь природу. Возможно, именно поэтому мир песен Ивасюка такой богатый цветами, водопадами, чистой прозрачностью воды и благородным огнем любви? А была же еще няня Миля, которую Володя искренне полюбил на всю жизнь.

Мама, София Ивановна, учительница, родилась в многодетной семье на Запорожье. Она знала, почему луна на небе светит и о чем жаба в жару говорит своим лягушатам. От мамы — нежность, чистота сердца. И его песни чисты чувствами. Папа, Михаил Григорьевич, — то мощный интеллект и само стремление к жизни. 7 лет концлагерей на Печоре не сломили его, только задержали прогресс в самореализации. Папа учил Володю быть последовательным, тщательным, доводить любое дело до конца и всегда давал возможность самостоятельно делать выбор — был уверен, что Володя не ошибется.

Родители безумно любили Володю, но это не была слепая любовь. Они очень хорошо знали мир, в котором живут, у них не было особых надежд на карьеру, чтобы в будущем облегчить детям жизнь. Поэтому дети должны были всему учиться сами.

Родители жилы активной жизнью. Одним из их увлечений было участие в учительском хоре Кицманской средней школы. Поскольку у маленького Володи вскоре появилась сестричка Галинка, то, чтобы пойти на репетицию или на концерт, надо было сына брать с собой — няня оставалась с Галинкой. Володя выдерживал репетиции! Даже больше — он их любил. Иногда его заставали возле пианино, которое стояло в учительской, — он дотягивался до клавиш, чтобы услышать звук. Естественно, родители ощутили подсознательное желание сына и начали мечтать о музыкальном образовании для него. Когда мальчику исполнилось 5 лет, Михаил Ивасюк вместе с другими кицманчанами добивается открытия в городке филиала Черновицкой музыкальной школы №1. Первым педагогом у Володи был Юрий Бруевич. Володя уже умел читать, но не умел писать. И домашние задания выполнял отец — под диктовку сына.

Вскоре с Володей начинает работать Юрий Визнюк, который ощутил у мальчика необыкновенные способности к исполнительству, поэтому он готовит родителей к тому, что музыкальное образование надо продолжить в Киеве, в школе одаренных детей имени Николая Лысенко. Так и произошло — по окончании 7 класса Кицманской средней школы мальчик сдает вступительные экзамены и начинает учиться у преподавателя Качеряна по классу альта. В одном из писем он пишет родителям, что звучание альта ему очень нравится. Но учеба в Киеве, в далеке от родителей, для четырнадцатилетнего Володи была довольно тяжелой: приходилось не только заниматься музыкальными упражнениями по 6–8 часов в день, а и решать обычные бытовые проблемы, как стирка белья и глажка, питание и т. д. Володе не хотелось отставать в учебе, и по окончании первой четверти у него было о чем рассказать на каникулах родителям и сестрам — в табеле были хорошие оценки. Однако досталось все это ему дорогой ценой — он похудел на 8 килограммов, на шее был огромный черный синяк от инструмента. На вокзале в Черновцах сестры и мама сначала его даже не узнали. А бабушка Александра, когда увидела любимого внука таким изможденным и худым, сразу поставила сыну условие: или он ей не сын, или ребенок больше не едет в Киев. Естественно, родителям хотелось, чтобы сын стал музыкантом, но они понимали и другое — самому Володе тяжело. И потому решили сделать перерыв в учебе. Володя протестовал, обещал убежать. Но его «заманили» продолжением учебы в музыкальной школе по классу фортепиано. И он вынужден был остаться.

К тому времени Юрий Визнюк уже не работал в Кицмане. Когда он узнал, что Володя не в Киеве, был разочарован. Он верил в то, что мальчик имеет шанс стать скрипачом-виртуозом. И сегодня Юрий Николаевич Визнюк считает, что родители сделали ошибку, лишив сына возможности получить своевременно специальное музыкальное образование — ведь все выпускники школы имени Лысенко становились студентами Киевской государственной консерватории.

Тем не менее, Ивасюк и в Кицмане не растерялся — он создает ансамбль «Буковинка» и пишет для него первые свои песни. О высокой культуре и мастерстве юных музыкантов вскоре заговорили в области, когда присудили победу на областном смотре художественной самодеятельности. На республиканском смотре в 1965 году «Буковинка» завоевывает второе место и путешествие по Днепру. Коллектив приглашают выступить на областном телевидении. Тогдашний репертуар украинских эстрадных коллективов и вокалистов был довольно ограниченным. Популярными были песни Анатолия Кос-Анатольского и Александра Билаша. А по миру шагали «Beatles». И, несмотря на официальную советскую критику этого коллектива, на заглушивание западных радиостанций, об этом британском коллективе знали и хотели, чтобы что-то подобное было и у нас. Именно тогда пришел в музыку львовский композитор Мирослав Скорик. И именно на это время приходятся первые поиски собственного музыкального стиля юного композитора из Кицмани Владимира Ивасюка. Поездив с отцом по селам Кицманщины — тот записывал сказки из уст старших женщин, Володя начинает записывать народные песни. Некоторые из них западают ему в душу. Первые самостоятельные произведения Володи — «Добро пожаловать», «Моя песня» — обозначены фольклорными влияниями, но и вобрали тогдашние эстрадные ритмы. И не удивительно, что после выступления на областном телевидении в «Камертоне хорошего настроения» к Владимиру начинают приходить письма с просьбой прислать ноты его песен.

К тому времени отец Владимира уже переезжает в Черновцы — его приглашают работать в государственный университет на кафедру истории украинской литературы. Отец вынужден жить в университетском общежитии, а семья остается в Кицмане — Володя должен закончить среднюю школу, в которой он — наилучший ученик. Да и помещения в Черновцах для семьи еще нет. Отец принимает решение о вступлении на заочное отделение Черновицкого музыкального училища Володи и Гали — она как раз окончила музыкальную школу по классу виолончели. Вступительные экзамены оба сдают легко, с первого раза. И хорошо учатся, совмещая учебу в училище и школе. Родители, однако, вместе с сыном планируют, что по окончании десятилетки он будет вступать в медицинский институт.

Володя был товарищеским мальчиком, умным и честным, знал намного больше, чем его ровесники. Как вспоминает его товарищ юношеских лет Сергей Павлюк — ныне полковник в отставке, порой они с ребятами собирались в Кицманском лесу, и Володя пел им запрещенные песни. Или это, или присущая юности легкомысленность, или какой-то третий фактор чуть не привели к катастрофе в жизни Владимира. В начале апреля 1966 года он попадает в очень неприятную историю. Прогуливаясь вечером по городу, пятеро выпускников средней школы — среди них Ивасюк — оказываются в сквере, где стоит бюст Ленина. У кого-то возникает идея посмотреть, как будет выглядеть «вождь» в фуражке. Закинули — примерили. Чтобы не было неприятностей, фуражку решили немедленно снять. И сбросили бюст с постамента. Откололся кусок. Все разбежались и спрятались, кто где мог. Володя был видный мальчик, с чувством самоуважения, вот и не прятался. Сегодня это приключение кажется мелочью. Тогда, когда уже наступало политическое «похолодание», когда в Киеве за отказ подписать письмо против диссидентов сняли с должности главы Союза писателей Украины Олеся Гончара, это расценили как преступление. Владимира арестовали на 15 суток, исключили из комсомола, приняли решение не допускать к выпускным экзаменам, а выдать справку об окончании школы. Только последовательная позиция директора школы О. В. Цибульской и неутверждение решения райкома комсомола Черновицким обкомом ЛКСМУ позволили юноше вместе со всеми сдавать экзамены. Хотя районо приняло решение, что каждый ответ Ивасюка на экзамене будет контролировать представитель райотдела образования.

Владимир Ивасюк получил аттестат с двумя «четверками» — по поведению и истории и обществоведению. С этим аттестатом он вступил в медицинский институт и искренне радовался. Однако радость была преждевременной — 31 августа, в день посвящения в студенты, ректор Юхимец на торжественном собрании зачитывает приказ об исключении Ивасюка из института как такого, который утаил факты своей биографии, в частности хулиганский поступок с бюстом Ленина. Вторично за год тяжелый психологический удар, рассчитанный как на самого юношу — чтобы знал, что такое власть, — так и на других его ровесников. Это был метод воспитания подрастающего поколения.

Семья уже тогда переехала в Черновцы полностью. Владимир с помощью первого секретаря горкома комсомола Аркадия Кашмирского устраивается на работу на завод «Легмаш». Это интересная страница его биографии и творческого роста. Так как на «Легмаше» ему поручили руководить заводским хором. Хор исполняет и его песню «Отчизна моя» на стихи Михаила Ивасюка. А сам Владимир под псевдонимом «Весенний» отправляет на областной конкурс, посвященный 50-летию Октябрьской революции, собственную песню на стихи Виктора Миколайчука (стихотворение нашел в газете «Литературная Украина») «Отлетали журавли». Песня получает первую премию.

Получив хорошую характеристику, Владимир Ивасюк подает документы в медицинский институт и становится студентом. Его сразу же назначают старостой группы, приглашают как скрипача в оркестр народных инструментов ансамбля песни и танца «Трембита». А сам он становится участником вокально-инструментального ансамбля «Карпаты» при дворце культуры текстильного объединения «Восход». Все дела, с учебой включительно, ему удаются с блеском. И он возвращается к композиторскому творчеству. Вскоре две песни — «Милая моя» на собственные слова и «Эхо твоих шагов» на слова студента-филолога Владимира Вознюка — завоевывают настоящее признание. Сначала в Черновцах, а со временем на Украинском радио их записывает молодая певица Лидия Видаш. Именно тогда, в 1967–68 годах, вступает в силу вокально-инструментальный ансамбль «Смеричка» из Выжницы. Знакомство Ивасюка и руководителя ансамбля Левко Дутковского состоялось на телестудии во время записи фонограммы песни «Снежинки падают» для новогодней программы. Солисту ансамбля Василию Зинкевичу никак не удавалась запись. Тогда редактор передачи журналист Жан Макаренко вспомнил, что в мединституте есть парень, у которого замечательный голос. Может, попробовать его? Привели Володю, он запел — хорошо, профессионально. Даже рассердился Зинкевич и попросил сделать с ним еще один дубль. Запел лучше. А встреча стала началом сотрудничества ансамбля и Ивасюка до конца жизни композитора. И именно Зинкевич записал одну из последних жемчужин Ивасюка «Лето поздних георгин», созданную для него.

У Володи была такая черта — он не крылся со своими песнями. Как вспоминает его однокурсница Мария Марчук (Соколовская), однажды на перерыве — это было в декабре 1969 года — Володя подошел к ней и показал ей стихотворение «Черлена рута». Стихотворение понравилось. Володя еще и напел. Образ красной руты он нашел в «Коломыйках» Владимира Гнатюка. Однако, до завершения работы было далеко. Ведь в начале это была баллада. Долго не давался текст — Владимир даже обращался к фольклористам, чтобы они подтвердили существование такого цветка. И сам, часто бывая в горных походах с друзьями, не ленился спросить у старших людей, знают ли они о красной руте. В конце концов, нашел подтверждение в народной легенде, которую рассказала ему жительница села Розтоки во время съемок фильма «Белая птица с черным признаком» — в нем Володя принимал участие как танцор в сцене «Свадебный танец невесты». Когда завершил работу, показал песню своему товарищу — режиссеру Черновицкого телевидения Василию Стриховичу. Тот как раз работал над подготовкой развлекательной программы для Украинского телевидения «Камертон хорошего настроения» и предложил исполнить песню в этой передаче. Как и еще одну — «Водограй». Первыми исполнителями «Червоной руты» и «Водограя» стали ансамбль «Карпаты», Владимир Ивасюк и преподавательница педагогического училища Елена Кузнецова. Как вспоминала Елена, «Водограй» записали сразу, легко и непринужденно. «Червона рута» просто не давалась. Пришлось сделать более 10 дублей.

И вот 13 сентября 1970 года, в воскресенье, с Театральной площади Черновцов вышла в прямом эфире черновицкая программа «Камертон хорошего настроения». Тогда выход телевидения на улицы города был настоящим праздником. На площади собрались тысячи людей. В их присутствии и прозвучали песни Ивасюка, которым судилось сыграть выдающуюся роль в становлении новой украинской современной музыки.

Успех «Червоной руты» был огромным. Она звучала по радио и телевидению, сотни писем приходили во все газеты и журналы, чтобы те напечатали ее. А письма к Ивасюку приходили не только с Украины — из далекого Барнаула, Череповца, Орла и Воронежа. Песня вошла в двадцатку лучших песен 1971 года и прозвучала с концертной студии Останкино в исполнении Владимира Ивасюка, Василия Зинкевича и Назария Яремчука. А фильм «Червона рута», снятый Романом Олексивым победно прошел по всем экранам тогдашнего Союза. Именно этот фильм стал началом сотрудничества Владимира Ивасюка с Софией Ротару. Через год в двадцатку лучших вошла также песня Ивасюка «Водограй».

В 1971 году произошло еще одно важное событие — «Балладу о двух скрипках», написанную на стихи Василия Марсюка, исполнила София Ротару. И сегодня никто лучше, чем София Михайловна, не исполняет песни Ивасюка. А она считает, что Владимир был «ее композитор». «Он только прикоснулся к струнам моей души — и они зазвучали». Владимир же в 1974, когда шла робота над фильмом «Песня всегда с нами» и некоторые руководители студии «Укртелефильм» настаивали на том, чтобы записи песен Владимира к фильму сделала другая певица, написал в письме в студию так: «Сколько я не рассматривал вокруг, никто не может сделать так, как София». Песню «Водограй» София Ротару исполнила в 1974 году на международном конкурсе в польском городе Сопот. Общим итогом ее выступления на конкурсе была вторая премия и огромная популярность у поляков, их так и называла польская печать — «Двое популярных». По окончании конкурса София с Владимиром выступили в советском посольстве в Польше, поехали в Гданск и Краков.

Но это отступление, которое касается уже так называемого «львовского периода». Во Львов он переехал в сентябре 1972 года, будучи невероятно популярным композитором, которого приглашали к участию во многих масштабных мероприятиях. Именно в 1972 он едет на празднование Дня военно-морского флота в Севастополь вместе с делегацией Черновицкого обкомома комсомола. Его для этого даже отпускают из армии, где он проходил в летний период службу в городе Новоград-Волынский. В Новограде-Волынском Володя получил от отца письмо, в котором тот сообщил, что работник обкомома комсомола Асмендиарова приходила домой и сказала, что надо немедленно подготовить документы для поездки Владимира на Олимпиаду в Мюнхен в составе артистической бригады. К сожалению, в Мюнхен Владимир не поехал — причина неизвестна, но следует не забывать, что в 1966-м было открыто «дело Владимира Ивасюка», связанное с бюстом вождя.

Так, в Львове Ивасюк начинает обучение на 6 курсе Львовского медицинского института и на подготовительном отделении Львовской консерватории. Как вступительное произведение он привозит Анатолию Кос-Анатольскому песню «Когда между нами не было ничего…». Как вспоминал Назарий Яремчук, это произведение он услышал в Крыму на фестивале «Крымские зори». Произведение его поразило оригинальностью и новизной. «Это был другой Ивасюк», — писал он. Но тот Ивасюк, автор «Червоной руты» и «Баллады о двух скрипках», еще не исчерпался, а как раз был на взлете. Об этом свидетельствуют такие его шедевры, как «Кленовый огонь», «У судьбы своя весна» на стихи Юрия Рыбчинского, песни на стихи Богдана Стельмаха, в частности «Только раз цветет любовь», «Колыбельная ветра», «Неудержимое течение», песни на стихи Романа Кудлика. Поиски нового стиля пробиваются в песне на стихи Дмитрия Павлычко «Даль». Известно, что и музыка «Водограя» и «Червоной руты», «Кленового огня» и даже «Только раз цветет любовь» родилась первой — стихи были потом. Тщательность Ивасюка в слове и его поэтический дар позволяли создавать высокохудожественные тексты, способные на самостоятельное существование. Так было с «Эхом твоих шагов», «Миром без тебя», созданными в сотрудничестве с молодыми авторами. «Баллада о двух скрипках» — уже другая история: сначала было стихотворение. Но какой уровень его окончательной редакции! Следует посмотреть на 11 вариантов, которые хранятся в фондах музея. Сотрудничество композитора с авторами текстов было, очевидно, для Ивасюка принципиально важным — он мог вносить коррективы или требовать доработки, что со временем наблюдаем в отношениях с Ростиславом Братунем. «Даль», написанная на стихотворение, опубликованное в сборнике Дмитрия Павлычко в цикле «Сонеты подольской осени». Авторитет Павлычко был высоким не только как поэта, а и как соавтора таких песенных жемчужин, как «Два цвета», «Журавли» и др. Естественным было желание молодого черновчанина написать песню на стихи «самого Павлычко». Музыка «Дали» поражает своей философской наполненностью, отвесным развитием темы, структурной целостностью. Ивасюк воспринимает содержание каждого слова стиха и усиливает, округляет его музыкой. В исполнении Софии Ротару это настоящий музыкальный шедевр. Хотя при всей новизне в произведении присутствует закодированный гуцульский ритм.

После окончания подготовительного отделения Кос-Анатольский пишет положительную характеристику Ивасюку и тот становится студентом 1 курса консерватории. Ему было в то время 25 лет. Непросто для талантливого и популярного композитора садиться снова на студенческую лаву вместе с восемнадцатилетними, которые, собственно, еще мало что знают и умеют. Он об этом с юмором писал отцу. Но очень хотел учиться, хотел стать профессионалом. К сожалению, надежда на взаимопонимание с педагогом (им был закреплен Анатолий Кос-Анатольский) не оправдалась. «Кос» — так называли его студенты, часто любил на занятиях поднять Ивасюка и раскритиковать его произведение, мог унизить сделанное учеником, вносил поправки в нотные тексты, которые нивелировали авторское «я», упрощали произведение. Это приводило к конфликтам. И, в конце концов, вышло за стены аудитории, и Ивасюка взял в свой класс Лешек Мазепа — заведующий кафедрой композиции.

Наиболее плодотворными и вдохновенными в Львове были 1974–1975 годы. Это были годы победы в Сопоте и съемок фильма «Песня всегда с нами», записи первой пластинки-гиганта в киевском доме звукозаписи. Ивасюк тогда активно сотрудничал с дрогобыческим поэтом Богданом Стельмахом. И хотя у Стельмаха Ивасюк был не первый композитор, Владимир так же тщательно, как и раньше, относится к текстам, заставляет Богдана перерабатывать их, углублять смысл и даже кардинально менять начальный замысел. Это очень ярко видно в песне «Только раз цветет любовь». Первый вариант стихотворения — это простенькие рифмованные строки, из подобных Ивасюк давно вырос. Но, кажется, его захватила метафора «И лишь любовь цветет один-единственный раз». Он вернул Стельмаху текст. Последний вариант — рукопись, написанная зеленой шариковой ручкой, — окончательный вариант текста. Есть еще один интересный документ — список названий песни. Их 11. Именно Владимиру принадлежит вот эта — «Только раз цветет любовь».

С песней на стихи Богдана Стельмаха в 1978 году Ивасюк стал лауреатом всесоюзного конкурса молодых композиторов-студентов консерваторий в Москве. Это «Баллада о Викторе Хара». Один из ее первых вариантов был закончен в 1975-м. Она прозвучала на конкурсе в исполнении Василия Зинкевича. На этом же конкурсе «Сюиты-вариации» также получила вторую премию в номинации на лучшее камерное произведение. Это очень важная информация, особенно для тех, кто утверждает, что Ивасюк в этот период находился в депрессии.

Но мы забежали вперед, а так хочется вернуться в 1975 — год триумфа Ивасюка — автора музыки к спектаклю «Знаменосцы», поставленному в Львовском театре имени Марии Заньковецкой. Этот спектакль на всесоюзном конкурсе, который проводился среди театральных коллективов к 30-летию победы в Великой отечественной войне, был признан лучшим. А сам Олесь Гончар так высказался на премьере: «Музыка Ивасюка спасла спектакль». Со временем, через четыре с половиной года, после смерти композитора Станислава Людкевича, Гончар запишет в своем «Дневнике»: «Не стало двух композиторов — старейшего Людкевича и самого молодого Ивасюка. Большая Украина, а заменить их не кем». Песни из спектакля актеры — и не только — распевали задолго до премьеры. А невероятно прекрасную музыку к эпизоду «Приезд Шуры Ясногорской на фронт», когда девушка узнает о смерти своего любимого, можно считать одним из шедевров украинской инструментальной музыки.

И еще одно важное событие 1975 года — это съемки фильма «Песня всегда с нами». В нем София Ротару исполняла 6 песен Ивасюка. Съемки проводились в любимых Владимиром Карпатах, в частности в селе Розтоки Путильского района — там, где в 1970-м Иван Миколайчук снимал свою «Белую птицу…». Премьера фильма состоялась на телевидении 1 января 1976 года. Родители Володи смотрели фильм дома у режиссера Василия Стриховича — у того уже был цветной телевизор.

Триумфы триумфами, а Владимир Ивасюк для многих был просто студентом консерватории, который обязан посещать все занятия, выполнять все задания и заниматься общественной работой. Так как на съемки фильма в Розтоки пришлось ездить в сентябре, когда уже шел учебный процесс, во время сессии Владимиру это вспоминается и за пропуски занятий его исключают из консерватории. Конечно, это был очень жестокий удар. Сначала Владимир погрузился в работу, писал со Стельмахом, в частности, по его просьбе создал музыку к спектаклю «Мезозойская история» в Дрогобыческом театре, но учиться ему очень хотелось, так как диплом выпускника консерватории был еще и пропуском в мир звукозаписи. Ведь работа над выпуском пластинки-гиганта, завершение которой планировалось на тот же счастливый 1975-й, прекратилась: Ивасюк как студент не имел права на такую пластинку. Этим правом обладали только члены Союза композиторов СССР. И это несмотря на то, что пластинку ждали, что планировались многостотысячные тиражи.

Ростислав Братунь, глава Львовской областной организации Союза писателей Украины, уже соавтор Ивасюка по песням «Когда между нами не было ничего» и «Незванная моя любовь», а также «Песни о тебе», которая вошла в репертуар пластинки, огромный почитатель таланта композитора, взял непосредственное участие в восстановлении Ивасюка в консерватории. Приблизительно с периода 1976 года сотрудничество с Ростиславом Братунем из эпизодического перерастает в систематическое. Рождаются песни «Юношеская баллада», «Отцовская баллада», «Ватра». И, в конце концов, Владимир обращается к присланному ему Братунем еще в 1973 году стихотворению «Георгиновое лето». Стихотворение уже опубликовано в сборнике «Одержимость» (1974). Это произведение стало вершинным в творчестве Владимира Ивасюка — он будто подвел итог романтически-фольклорному периоду творчества, воплощенного в «Червоной руте», «Кленовом огне» и других подобных по стилистике произведениях и начал новый, обозначенный глубоким философским мироощущением современности, открытиями новых возможностей мелодики, которая учитывала интонационные особенности языка, совсем непривычным даже для Ивасюка аккомпанементом — свободным, наполненным неограниченными тематическими связями, находчивым относительно фактуры произведения. Это произведение писалось для Василия Зинкевича, как уже упоминалось выше. Однако первое его исполнение принадлежит самому композитору. Так, собственно, было в большинстве случаев: Владимир, имея хороший тенор, первый интонировал свои произведения, задавая возможное трактование заложенных в песне идей. Ведь каждая его песня — это глубокая метафора любви, природы, родины, которую нельзя просто воссоздать, пропев текст, — надо ощутить то, что заложил композитор в своей музыке. Зинкевич ощутил. И на сегодня его трактование «Лета…» кажется самым точным. Правда, обязательно следует отметить, что мало кто из современных певцов берется за исполнение этого произведения.

В 1977 году в издательстве «Музыкальная Украина» вышел сборник «Песни», в который вошло 9 произведений, среди них «Песня о тебе», «Кленовый огонь», «Баллада о двух скрипках». И, в конце концов, в 1978 году дошла к почитателям творчества Ивасюка пластинка-гигант «Песни Владимира Ивасюка исполняет София Ротару». Пластинка имела огромный успех, пришлось дополнительно печатать еще один тираж.

Дела Владимира в консерватории пошли лучше: он начал учиться у педагога Лешека Мазепы, который очень уважал талант композитора. Новый творческий подъем обозначен песнями «День без тебя» на стихи Ростислава Братуня, «Калина примороженная» на стихи Николая Петренко. Идет работа над «Квартетом» дня медных инструментов. Возникает замысел оперетты «Женитьба журналиста» и не отпадает идея создания оперы «Дарина», замыслом которой он когда-то поделился с Анатолием Кос-Анатольским и был беспощадно высмеян. Николай Петренко работает над пьесой «Суд памяти» и обращается к Владимиру с просьбой написать музыку к спектаклю. Сначала Ивасюк дает согласие и даже начинает работу, но дела в консерватории не дают ему полностью сосредоточиться — его все время привлекают к каким-то мероприятиям, а сам он активно работает в Клубе творческой молодежи. Плюс учеба, записи фонограмм, выступление для строителей олимпийского поселка… Дни были очень наполнены делами. А еще хотелось Владимиру досрочно закончить консерваторию. И имел мечту в июне, на летней сессии 1979 года, представить слушателям свой квартет для медных инструментов. Как вспоминает Ольга Рутковская, в то время заместитель директора Республиканского Дома народного творчества — она познакомилась с Владимиром в Хмельницком на конкурсе артистов эстрады, — ей удалось видеть ноты квартета, которые Владимир всегда носил с собою, привез даже на конкурс в Хмельницкий. Это должно было быть очень интересное произведение. К сожалению, судить сложно, ведь содержимое портфеля Ивасюка во время убийства композитора было похищено. И не исключено, что кто-то уже использовал созданное Ивасюком.

Еще один положительный момент — выдвижение Ивасюка на получение Республиканской комсомольской премии имени Островского. Такой София Ротару уже была удостоена в 1976. Хорошую характеристику написали ему в консерватории. С тремя подписями — ректора, секретаря парторганизации и секретаря комитета комсомола. Но Владимир в то время уже не был членом ВЛКСМ, а в партию, хотя ему и предлагали — кто не захочет иметь в лавах коммунистов такого известного творца! — не вступил. Документы до Киева не дошли. Премию присудили Олегу Киве.

24 апреля 1979 года Владимир Ивасюк вернулся домой с конкурса в Хмельницком, где был членом жюри. Возвращался не поездом, как говорил всем, а машиной. А в полдень по какому-то вызову по телефону пошел в консерваторию. И больше никогда не вернулся к матери, которая ждала его дома. Его нашли аж через 4 недели на территории военной части мертвым. Приписали самоубийство. Не разрешали похоронить на Лычакове. Не разрешали сказать о нем поминальное слово. Братунь нарушил запрет и был через несколько дней снят с должности председателя Львовской областной организации СПУ.

Три раза сжигали его могилу. А там всегда есть цветы. 10 лет не разрешали установить памятник — мол высоковат, надо ровно по стандарту. И ныне, через 22 года после гибели, неизвестно, кто убил Ивасюка. Убил, так как он не был ни самоубийцей, ни алкоголиком, ни наркоманом, как приписывала ему власть. Чтобы сделать столько, сколько сделал Владимир Ивасюк в музыке, вырывая для творчества время между учебой в мединституте и консерватории, надо было иметь силы, вдохновение и свежую голову.

Он успел написать немного более 100 песен и 50 инструментальных произведений, музыку к двум спектаклям. Музыка его — настоящая. Чистая, завершеная. Такую будут слушать не одно десятилетие. Пока будет на земле Украина.

Прасковья Нечаева

Книга «Бессмертная тень великих душ»

2004