Книги о Владимире Ивасюке и песенники

Жизнь и смерть Владимира Ивасюка

Послесловие

«Червоную руту» уже пел весь мир.

И, может, именно в тот самый миг, когда в радио- или телепередаче, в кафе или ресторане, в сельском доме или городском парке звучала эта непостижимая мелодия, горло ее автора и композитора Владимира Ивасюка все туже зажимала удавка…

Какими же они были — жизнь и смерть Владимира Ивасюка? Об этом частично рассказал отец композитора, писатель Михаил Ивасюк в повести «Монолог перед лицом сына». Я же дополнил рассказ отца. К сожалению, трагическими тонами.

Отец не очень похвально отнесся к рукописи этого исследования, а публикация отрывка из эссе в черновицкой газете «Молодой буковинец» даже разозлила его. Это раздражение вылилось в оскорбительную и грязную ругань и в мой адрес, и в адрес редактора газеты.

Это меня насторожило, это еще раз подтвердило мой тезис о том, что отец сделал из сына икону, и не хочет — а или не может! — ни на йоту отступить от созданного ним метафоризированного, безгрешного образа сына, ради этого ладен, кажется, даже не поднимать вопрос о повторном расследовании дела, чтобы не ворошить по-новому обстоятельства смерти сына. Главное обвинение отца против меня такое: в следственном деле, мол, много вранья, поэтому не нужно ее тиражировать. Поняли? Не нужно тиражировать, то есть не нужно развенчивать то вранье. Бигме! Но в конце же каждого тома рукой отца написано, что он с материалами следствия ознакомлен и согласен. Так почему теперь, когда я использовал санкционированные (завизированные) отцом показания, меня автор визы считает и врагом его сына, и врагом украинской культуры вообще? Алогично. Так способствует ли позиция отца поискам виновников смерти Владимира Ивасюка? Нет, не способствует.

Возможно, мою версию в кое-чем можно и отрицать. Готов выслушать другую версию. Такую же логичную. Может, тогда от своей откажусь. Однако никогда не откажусь от мысли, что Ивасюк погиб с «чьей-то помощью». И пока буду иметь силы — буду и далее собирать факты, искать людей, которые бы пролили еще больше света на трагическую фигуру творца.

Годы проходят очень быстро… Пусть пройдет еще десять, двадцать лет. И, может случиться тогда, что тот неизвестный «кто-то» не сможет нести с собой в могилу трагическую правду. Сознается. Наставляй на это его, Господи!

Люди добрые! Кому хоть что-то известно о последних днях жизни композитора и поэта Владимира Ивасюка, — сообщайте. Буду искренне благодарен. И я, и все, кому судьба творца небезразлична.