Книги о Владимире Ивасюке и песенники

Жизнь и смерть Владимира Ивасюка

О временах, о событиях и о себе

…И вот я снова в санатории «Карпаты», расположенном в живописной местности вблизи Мукачево на Закарпатье. Привела меня сюда болезнь сердца — последствие, считаю врачи, моей поездки в мае 1986 года в Припять, где разыгралась чернобыльская трагедия века.

В Мукачево встретил меня главный редактор газеты «Новости Закарпатья» Ильницкий Илья Иванович, с которым я работал в газетах «Комсомолец Донбасса» и «Молодежь Украины» более двенадцати лет, а в самом санатории — певец и музыкант группы «Ритмы Карпат» Виктор Чобалько. С легкой руки заместителя главного врача санатория Вячеслава Константиновича Журавлева быстро улаживаются дела с поселением.

Сразу же идем с Виктором на радиоузел, где собираются культработники. Парни напевают то песню Затуловского «Забудь печаль», то «Червоную руту» Ивасюка. Меня это немного удивляет. «Захотелось вспомнить, — отвечают на мой вопрос. — Интересно, как воспримут ее, эту песню, отдыхающие теперь…»

Удивительно… Когда зазвучали первые аккорды произведения, которое пленило мир более двадцати лет тому назад, танцевальный зал отозвался аплодисментами: люди помнили песню своей молодости.

И сразу же вспомнился рассказ львовского студента Захаркина (где трудишься ныне, Виктор?) о пребывании Володи Ивасюка в лагере спорта и отдыха Львовского государственного университета имени Ивана Франко, расположенного рядом с санаторием «Карпаты», и о том, что композитор (в то время уже достаточно известный) выступал в санатории, потому что какому-то компартийному бонзе, услышавшему новость — популярный композитор находится в лагере студенчества, захотелось, чтобы Ивасюк развлек и тщеславную публику (наверное, чтобы иметь возможность похвалиться, мол, я «обеспечил» выступление артиста — так, может, высшее начальство это соответствующим образом оценит!). Владимир Ивасюк, рассказывал студент, пел почти час. Публика, говорят, млела: нужно же такому случиться — для нее пел сам Ивасюк!

Пел весело, раскованно, для собственного удовольствия. Пел так увлеченно, как и в студенческом лагере отдыха, киевском ресторане «Столичный» или Ивано-Франковском «Беркуте», где выходил на помост, отозвавшись на просьбы людей, которые узнавали автора «Червоной руты» и желали услышать песню в его исполнении. Владимир Ивасюк относился к тем творцам, которые, взяв аккорд на гитаре или фортепиано, уже не замечали публики, а полностью — и умом, и сердцем, и душой — ныряли в тайну музыцирования.

Аплодисменты… Аплодисменты в честь композитора, которого нет среди нас почти четырнадцать лет.

Нет, не нужно откладывать перо. Не нужно бояться, что кому-то, возможно, моя версия и не понравится, нужно писать! Возможно, моя работа прольет хоть какой-то лучик света на события, привели композитора к кончине, а следовательно, может, заставит служителей Фемиды провести повторное следствие, чтобы, в крайнем случае, хотя бы реабилитировать покойника: снять с него тавро самоубийцы.

Итак: 12 сентября 1992 года. Санаторий «Карпаты». Корпус первый, комната 713.